среда, 20 февраля 2019 г.

Телеком в сознании русского чиновника

Телеком в сознании русского чиновника

Телеком в сознании нашего чиновника или депутата — это нечто вроде электросети или, что ещё роднее — газопровода. А значит, контроль над ним можно получить поставив некий центральный рубильник или вентиль. Под контролем понимается возможность перекрыть кран и не более того. Другие способы влияния не рассматриваются принципиально.

Попытка сформулировать эту концепцию в виде законов и подзаконных актов, украсив её благими намерениями и заботой о благополучии граждан, превращается в несвязный поток сознания. В силу непонимания авторами реальных процессов и незнания терминологии, произведённые на свет документы невозможно хотя бы просто представить как целостную, непротиворечивую систему.

И уже совсем странным получается итоговый результат, когда такие законы начинают реализовывать исполнители со схожим уровнем компетенции и образования.

Обсуждение политических вопросов находится за пределами наших интересов. Однако, некоторые мифы, которые тиражируют государевы люди, мы просто не можем обойти вниманием. Сегодня разберём первый из мифов — «Можно сделать, как в Китае?».





Китайский путь

Китайский путь

Что бы ни говорили мечтатели и теоретики, китайский путь, в обозримой исторической перспективе, для России закрыт. Прежде всего, потому, что Китай — это другая цивилизация. Культурный и языковой барьер между китайским и западным миром огромен. Это само по себе служит важнейшим обстоятельством, позволяющим реализовать изоляционистскую модель. У КПК есть последовательная политика и чёткое видение будущего. Поэтому система контроля начала строиться до момента появления публичного интернета в Китае.

Не стоит забывать и о том, что это вторая экономика планеты. В распоряжении которой есть огромные ресурсы. Количество потенциальных потребителей на её внутреннем рынке сопоставимо с населением всех стран Европы и Северной Америки.

Другая важная особенность — заметную часть руководства китайской компартии составляют люди с инженерным образованием. Включая председателя Си Цзиньпиня. Это объясняет более серьёзное отношение к инженерным знаниям и проектированию систем национального масштаба. А также гораздо более суровую ответственность за небрежную работу над ними.

Китайская система цензуры, о которой так вздыхают наши чиновники, на практике, оказалась неидеальной даже с точки зрения партийного руководства. Это привело к тому, что китайский коллега г-на Жарова Лю Вэй сначала был тихо снят со всех постов. А потом попал в руки следователей партийной комиссии по проверке дисциплины, где быстро сознался во всех предъявленных ему обвинениях.

Теперь, даже если он и не будет казнён, то вряд ли когда-нибудь выйдет на свободу живым. Об этой части китайского пути наши фантазёры почему-то постоянно забывают. И тоже зря.

И ключевая часть: кадры. Чтобы вырастить современное поколение инженеров китайцам потребовались десятилетия невероятных усилий.

У нас ещё с 90-х годов существует миф, что в России много программистов и инженеров. Но сейчас — 2019-й. И ситуация поменялась кардинально.

Квалифицированных инженеров не хватает катастрофически. Даже у правительства нет возможности найти экспертов, которые объяснили бы чиновникам элементарные основы того, как устроены современные телекоммуникации. Не говоря уже о том, чтобы создавать свои технологии или оборудование.

Исправить эту ситуацию уже, фактически, невозможно. Необходимо потратить целое поколение на подготовку кадров. И начинать нужно с системы образования. Для этого нет ни воли, ни ресурсов, ни времени.

Но зато есть потрясающий навык прикрывать свою неспособность реализовывать проекты. Мы всё можем и умеем, просто задачи требуют изменений методики подсчёта, законодательной базы и дополнительных бюджетов. Идут годы, тают бюджеты, а законодательная база всё так же подводит исполнителей, как анатомия плохого танцора.

Китайский путь длиной в десятки лет возможен лишь для очень богатых экономик с горизонтом планирования в десятилетия. Дорога, которая предлагается Луговым, Боковой и Клишасом — намного короче. Но ведёт она прямиком в Африку.

Африканский путь

Африканский путь

Не секрет, что в Африке — самый дорогой и медленный интернет на планете. В глубине чёрного континента стоимость гигабайта может достигать $100.

Качество связи — тоже одно из самых худших в мире. При этом, цены тем выше, чем меньше операторов связи присутствует на рынке. В наиболее отсталых (даже по африканским меркам) странах есть один оператор, уровнем технических возможностей которого определяется качество связи, а его желанием — всё остальное. По странному совпадению, как раз в этих странах и случались инциденты полного отключения от глобального интернета, о которых мы говорили выше.

Именно африканская модель больше всего похожа на мечту российских чиновников о большом красном рубильнике, который должен обеспечивать «безопасность». А вовсе не китайская.

Реальный опыт Китая существенно отличается от того, как его видит российский чиновник, лишённый технического образования. Там нет «центральной кнопки», а существует сложная динамическая система, тесно интегрированная с органами государственного управления, функционирование которой обеспечивают сотни тысяч людей.

Работы над китайской системой «Золотой щит» начались в 1998 году. Как раз в тот момент, когда нынешний глава Роскомнадзора Жаров редактировал тексты в журнале «Семейный доктор: практические советы по медицине».

Доктора в российский интернет прислали в 2012 году приняв ФЗ-139 от 28.07.2012. Уже тогда предложенные меры были раскритикованы как с правовой точки зрения, так и с технической. Разумеется, все замечания представителей индустрии были проигнорированы.

В 2018 году началась война РКН с Telegram. Результаты этой войны вы хорошо знаете (1, 2 и т. д.). Даже стороннему наблюдателю стало ясно, что шесть лет пропали даром и никто ничему так и не научился. За эти годы можно было не только разобраться, как правильно записывать интернет-адреса и отделять локальные от глобальных, но и получить высшее инженерное образование.

Когда провалы в деятельности Роскомнадзора стали очевидны даже домохозяйкам, вина была возложена на недостаток полномочий и несовершенство правовой базы (всегда было интересно, кто же создаёт такую плохую правовую базу, которая постоянно подводит и требует поправок?).

Новый закон, придуманный Боковой, Луговым и Клишасом, предполагает управление маршрутизацией всех сетей в нашей стране людьми, которые за шесть лет не смогли научиться правильно записывать интернет-адреса.

Повысит ли это реальную безопасность и стабильность в российском сегменте интернета? Опыт Зимбабве и Сомали, а так же российские события 2018 года доказывают — нет. Всё будет ровно наоборот.

Трагичность ситуации заключается в огромном ущербе, который будет нанесён экономике страны. Речь идёт вовсе не о 20 миллиардах рублей, которые планируется выделить из бюджета, а о совокупных потерях, которые на многие порядки могут превысить затраты, которые декларируются авторами законопроекта.

Оправдаются ли надежды на DPI как инструмент цензуры в сети? Ведь именно ради этого законодатели готовы разгромить всю отрасль телекоммуникаций. Крайне маловероятно.

Потому как никакие полномочия и инструменты не способны компенсировать отсутствие компетенций и системного подхода. Попытка создать свой «Золотой щит» из бамбуковых палок — это лишь частный случай другой африканской «технологии» — карго-культа.

Автор: Контент-Ревью.

Интересное...




Другие посты по этой теме:



0 коммент.:

Отправить комментарий

Ваш комментарий появится в блоге после проверки администратором